December 21, 2020 Предварительный отчет

Беларусь: Предварительный отчет о лишении Александра Пыльченко лицензии адвоката

Центр по правам человека считает, что г-н Пыльченко был лишен адвокатского статуса, что считается нарушением национальных и международных стандартов, что еще больше подрывает верховенство закона в Беларуси.

Александр Пыльченко, бывший председатель Минской городской коллегии адвокатов, является членом коллегии адвокатов Беларуси уже на протяжении тридцати

Александр Пыльченко, бывший председатель Минской городской коллегии адвокатов, является членом коллегии адвокатов Беларуси уже на протяжении тридцати

Фото: Александр Пыльченко

View the report in English here.

Резюме отчета

16 октября 2020 года Александра Пыльченко был лишен адвокатской лицензии за его комментарии СМИ, касающиеся нарушения прав человека в Беларуси. [1] Александр Пыльченко, бывший председатель Минской городской коллегии адвокатов, является членом коллегии адвокатов Беларуси уже на протяжении тридцати лет. Совсем недавно он представлял интересы нескольких политиков из рядов оппозиции, и высказывался публично о тех обязательствах, которые лежат на Беларуси по предотвращению пыток и проведению расследования по поступающим сообщениям о фактах применения пыток в местах содержания людей под стражей, а также об иных проблемах соблюдения принципа верховенства права, которые возникли в свете проведения последних спорных выборов в Беларуси. Г-н Пыльченко был лишен лицензии адвоката по решению Министерства юстиции (МЮ), которое основано на заключении Квалификационной Комиссии (Комиссии). 26 ноября 2020 года в суде Московского района г. Минска состоялось слушание по делу об оспариваемом решении о лишении г-на Пыльченко лицензии адвоката по его жалобе. На данном слушании суд обязал Министерство юстиции предоставить объяснения на представленные г-ном Пыльченко аргументы о том, что он не совершил какого-либо противоправного действия, которое бы явилось достаточным основанием для обоснования вынесенного решения о лишении его лицензии. Следующее рассмотрение дела по существу суд назначил на 23 декабря 2020 года.

В своем решении, в котором Комиссия рекомендовала лишить его адвокатской лицензии, она опиралась исключительно на свое собственное определение о том, что публичные высказывания г-на Пыльченко в отношении поступивших сообщений о фактах нарушения прав человека и угрозах принципу верховенства права в Беларуси дискредитировали звание адвокатов как профессионалов, заслуживающих доверия. Фактически, у представителей юридической профессии есть не только право на свободу выражения собственного мнения, которое есть у всех прочих граждан, но на них также возложена профессиональная обязанность обсуждать и защищать принцип верховенства права. Такая суровая мера наказания, примененная в отношении уважаемого адвоката, является нарушением как Конституции Беларуси, так и принятых ею на себя обязательств по международному праву, а также других основополагающих принципов, гарантирующих принцип независимости института адвокатуры и её роли в защите прав человека и верховенства права в демократическом обществе.

Справочная информация/информационная записка

Президентские выборы, прошедшие 9 августа 2020 года в Беларуси, где действующий президент Лукашенко побеждал на всех выборах, начиная с 1994 года,  были ознаменованы многократными серьезными нарушениями, и широко осуждались как несвободные и несправедливые.[2]  За беспрецедентными по своим масштабам протестами, носящими повсеместный характер, последовали массовые задержания и аресты; также существуют многочисленные достоверные сообщения о том, что в ответ на данные протесты правоохранительные органы прибегали к применению неоправданного насилия и к пыткам в отношении  гражданских лиц. [3]

Г-н Пыльченко является известным белорусским адвокатом, в ряды клиентов которого входили политики из числа оппозиции, такие как: Виктор Бабарико – известный претендент в кандидаты на пост президента, который был арестован за несколько недель до проведения выборов. 14-го августа г-н Пыльченко дал интервью местному интернет-порталу- «TUT.BY». В ходе интервью у г-на Пыльченко спросили, какие действия следует предпринять сотрудникам правоохранительных органов и судебной системы в качестве ответных мер на неоправданное насилие и пытки по отношению к гражданскому населению, массово применяемых правоохранительными органами. [4]  Г-н Пыльченко ответил, что Генеральному прокурору следует возбудить уголовное дело по поступившим сообщениям о фактах применении пыток против гражданских лиц в изоляторе временного содержания г. Минска и провести расследование на основании полученных сообщений о нарушениях избирательного законодательства в контексте проведения выборов на пост президента 9 августа 2020 года. [5] Он сделал заявление о том, что Министру обороны и Министерству внутренних дел следовало бы разоружить и произвести задержания в тех воинских подразделениях, члены которых принимали участие в избиениях граждан, а также совместно с подразделением милиции взять их под охрану (до момента проведения дальнейшего расследования их действий).[6] Он также сделал заявление о том, что председателю Верховного суда необходимо внести протест на все постановления о привлечении к административной ответственности лиц, которые были задержаны в период предвыборной кампании, а также в первые дни после выборов, а задержанных необходимо освободить (в том числе из того Минского изолятора, откуда поступали многочисленные сообщения о жестоком обращении с задержанными). [7] Данные заявления впоследствии были использованы в качестве оснований для принятия решения о лишении г-на Пыльченко лицензии на право осуществления адвокатской деятельности. [8]

7 сентября 2020 года еще одна известная фигура из рядов оппозиционеров – г-жа Мария Колесникова, интересы которой представлял г-н Пыльченко, была задержана и фактически исчезла на несколько дней, в течение которых были опасения, что её похитили. Через несколько дней спецслужбы подтвердили, что она была задержана по подозрению в «призывах к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Беларуси» и содержится под стражей в следственном изоляторе. [9] 9 сентября 2020 года два адвоката, которые также представляли интересы г-на Бабарико и г-жи Колесниковой по вопросам, связанным с выборами, г-н Илья Салей и г-н Максим Знак, были заключены под стражу по подозрению в том, что они «призывали к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь». [10]

17 сентября 2020 года Минская городская коллегия адвокатов истребовала у г-на Пыльченко письменные объяснения по поводу того интервью, которое он дал порталу «TUT.BY», и, после получения объяснений по данному вопросу, коллегия адвокатов не предприняла дальнейших действий.[11]

7 октября 2020 года г-н Пыльченко получил уведомление из Министерства юстиции  том, что ему необходимо  принять участие в заседании Комиссии, назначенном на 15 октября 2020 года, по вопросу о прекращении действия его лицензии на право заниматься адвокатской деятельностью. [12] Квалификационная комиссия является органом, созданным при Министерстве юстиции, и не является самостоятельным независимым органом.[13] В  данном уведомлении не было указано на наличие каких-либо конкретных претензий, предъявляемых к г-ну Пыльченко. [14]

9 октября 2020 года г-н Пыльченко ознакомился с материалами, которые должны были быть вынесены на рассмотрение заседания Комиссии, назначенной на 15 октября 2020 года. [15] Материалы состояли из следующих документов: распечатка упомянутого интервью, предоставленного им медиа порталу «TUT.BY»; распечатка с интернет страницы сайта государственного телеканала «ОНТ» с комментариями относительно данного интервью  для портала «TUT.BY»; письменные объяснения, которые г-н Пыльченко направил в Минскую городскую коллегию адвокатов относительно данного им интервью для медиа портала«TUT.BY» в ответ на сделанный ею запрос от 17 сентября 2020 г.; а также уже упомянутое выше уведомление о явке на заседание Комиссии Минюста от 7 октября 2020 г. [16]  В материалах не было представлено каких-либо объяснений по поводу того, какие именно релевантные аспекты данного интервью могли бы стать предметом для проведения разбирательства, или же упоминаний о характере конкретных претензий, предъявляемых к нему в этой связи. [17]

Комиссия изучила письменные заявления, предоставленные г-ном Пыльченко по данному поводу, но ответила отказом на заявление г-на Пыльченко о том, чтобы его адвокаты представляли его на заседании Комиссии 15 октября 2020 года. [18] Единственным вопросом, обсуждаемым в ходе данного заседания, было интервью, предоставленное медиа порталу «TUT.BY», а также комментарий государственного телеканала «ОНТ» по поводу интервью г-на Пыльченко. [19]. Комиссия пришла к выводу о том, что в свете его «действий», якобы  «дискредитирующих звание адвоката и адвокатуру», она рекомендует Министерству юстиции прекратить действие лицензии г-на Пыльченко на право осуществления адвокатской деятельности. [20]

В тот же день Комиссия вынесла заключение, в котором указывалось на то, что заявления г-на Пыльченко «являются некомпетентными, вводящими общественность в заблуждение в отношении существующих у государственных органов полномочий, и, что они являются призывом к незаконным действиям», и как следствие из всего вышеизложенного, представляют собой нарушение Правил профессиональной этики. [21] Данное заключение не содержит в себе подробного обоснования вынесенного решения, а также не указывает на то, какие именно утверждения, сделанные им в интервью медиа порталу «TUT.BY», явились неправомерными. [22]

На основании данного заключения Комиссии 16 октября 2020 года Коллегия Министерства юстиции приняла решение о незамедлительном прекращении действия адвокатской лицензии г-на Пыльченко. Обоснование данного решения приведено не было. На сегодняшний день г-н Пыльченко не может заниматься адвокатской деятельностью. [23]

6 ноября 2020 года г-н Пыльченко подал жалобу в суд Московского района города Минска, на вынесенное решение о лишении его адвокатской лицензии. [24] В своей жалобе Г-н Пыльченко указывает на то, что отсутствие каких-либо убедительных доводов для обоснования принятого Комиссией заключения  свидетельствует о его необоснованности. [25] Он утверждает о том, что, принимая во внимание тот факт, что в действующем законодательстве не содержится каких-либо установленных критериев для определения «действий,  дискредитирующих звание адвоката и адвокатуру», решение, вынесенное Министерством юстиции является необоснованным. [26]  Также в жалобе он указал, что процедура прекращения действия лицензии адвоката по решению Министерства юстиции противоречит принципу независимости адвокатуры и адвокатов, и что лишение его статуса адвоката за выражение профессионального мнения нарушает свободу выражения мнения. [27]

26 ноября 2020 года в суде состоялись слушания по жалобе г-на Пыльченко. [28] Суд обязал Министерство Юстиции до 10 декабря 2020 года предоставить письменные объяснения с обоснованием оспариваемого решения и своего мнения по поводу жалобы, поданной г-ном Пыльченко. [29] Суд также потребовал у Министерства юстиции копию заявления г-на Пыльченко о присутствии его адвокатов на заседании комиссии, в котором ему было отказано. Основные слушания по делу назначены на 23 декабря 2020 года. [30]

Произвольное лишение лицензии адвоката: Нарушения белорусского законодательства.

Лишение г-на Пыльченко лицензии адвоката является нарушением белорусского законодательства в контексте того, что применение положений о профессиональной этике в отношении г-на Пыльченко было произвольным актом, и, что в ходе проведения разбирательства, направленного против него, не были соблюдены надлежащие нормативные правила в соответствии с установленной процедурой.

Cогласно белорусскому законодательству, адвокат может быть лишен статуса адвоката только в соответствии со строго определенным перечнем причин, включающих в себя: «совершение проступка, несовместимого со званием адвоката […]». [31] В данном случае Комиссия пришла к выводу о том, что г-н Пыльченко совершил «действия, дискредитирующие звание адвоката и адвокатуру», что как раз и явилось подобного рода проступком, и тем самым нарушил Правила профессиональной этики. [32] Комиссия пришла к выводу о том, что его заявления якобы дискредитировали адвокатуру, поскольку они были «некомпетентными, вводили общественность в заблуждение относительно полномочий государственных органов и фактически призывали к противоправным действиям» без приведения каких-либо дальнейших разъяснений или уточнений относительно того, почему Комиссия пришла к  подобного рода выводу, или какие конкретно из его утверждений были предметом разбирательства, вводили общественность в заблуждение, или же призывали к незаконным действиям. [33] Комиссия не приняла во внимание тот факт, что Минская городская коллегия адвокатов, членом которой являлся г-н Пыльченко, не инициировала дисциплинарное производство по этому основанию и не применила санкций в отношении него после того, как изучила его объяснения. В условиях отсутствия какого-либо существенного юридического обоснования того, каким именно образом заявления г-на Пыльченко дискредитировали адвокатуру, или почему они были несовместимы со званием адвоката, лишение его адвокатской лицензии было произвольным. [34]

Право на свободу выражения мнения.

Конституция Беларуси гласит: «Каждому человеку гарантируется право на свободу мнений, убеждений и на их свободное выражение». [35]  Беларусь также приняла на себя обязательство посредством ратификации Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), подписанного Беларусью в 1973 году, уважать права людей «на свободу выражения мнения, [включая] свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любого рода». И ограничивать эти права исключительно в тех случаях, когда подобного рода ограничения предусмотрены законом и являются необходимыми для уважения прав и репутации других лиц, для охраны государственной безопасности, общественного порядка (ordre public), здоровья или нравственности населения. [36] Более того, в Основных принципах ООН, касающихся роли юристов, подчеркивается то, что «юристы, равно как и другие граждане, имеют право на свободу выражения мнений, убеждений, ассоциаций и собраний». [37]

Лишение г-на Пыльченко статуса адвоката – это суровая мера наказания, которая, по мнению Министерства юстиции, была основана исключительно на его заявлениях, сделанных в ходе проведения интервью, о необходимости определенных юридических процедур с целью поддержания принципа верховенства права. Ни Комиссия, ни Министерство юстиции не предоставили каких-либо подтверждённых доказательствами и четко обоснованных правовых обоснований по поводу того, каким именно образом заявления г-на Пыльченко противоречили Правилам профессиональной этики, а также не доказали в исчерпывающей мере того, что ограничение прав г-на Пыльченко являлось необходимым условием для защиты прав и репутации других лиц, охраны государственной безопасности, общественного порядка (ordre public), здоровья или нравственности населения. [38] Таким образом, подобного рода лишение адвоката профессионального статуса и лицензии, ведущее к потере им способа заработать себе средства к существованию, в качестве меры наказания за то, что он обсуждал угрозы, нависшие над принципом верховенства права в Беларуси, нарушило право г-на Пыльченко на свободу выражения собственного мнения.

Лишение г-на Пыльченко лицензии адвоката является нарушением белорусского законодательства в контексте того, что применение положений о профессиональной этике в отношении г-на Пыльченко было произвольным актом, и, что в ходе проведения разбирательства, направленного против него, не были соблюдены надлежащие нормативные правила в соответствии с установленной процедурой.

Право осуществлять адвокатскую деятельность без препятствий, запугивания, преследований или ненадлежащего вмешательства извне.

Основные принципы ООН,  требуют того, чтобы правительства стран обеспечивали юристам «возможность осуществлять все свои профессиональные функции без запугивания, препятствий, преследований или ненадлежащего вмешательства», а также, чтобы они «не подвергались судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или любым иным санкциям за любые действия, предпринятые ими в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этикой, а также угрозам такого преследования и санкций». [39]

Кроме того, первый принцип Международных принципов осуществления юридической профессии Международной ассоциации юристов («IBA»), заключается в том, что «[любой] юрист должен сохранять свою независимость и иметь возможность пользоваться такой защитой, которую подобного рода независимость предполагает, при предоставлении своим клиентам правовых советов, а также при представлении их интересов». [40] IBA обосновывает это тем, что:

[д]ля отправления правосудия и соблюдения принципа верховенства права, необходимо, чтобы адвокат действовал от имени клиента в профессиональном качестве, свободном от указаний, контроля или вмешательства. Если юристу не гарантируется право на независимость, и он подвергается вмешательству со стороны других лиц, особенно тех, которые находятся у власти, то юристу будет сложно предоставлять полноценную защиту интересов своих клиентов. И, как следствие этого, гарантия независимости адвоката является существенным атрибутом и непременным условием для гарантии защиты прав граждан в демократическом обществе. [41]

В Беларуси данные принципы нашли свое отражение в Законе об адвокатуре и адвокатской деятельности, который гласит о том, что «адвокат независим при осуществлении своей профессиональной деятельности», [42] и о том, что «запрещается вмешательство в профессиональную деятельность адвоката, осуществляемую в соответствии с законодательством, или препятствование этой деятельности  каким бы то ни было образом». [43]

Лишение г-на Пыльченко лицензии на право заниматься адвокатской деятельностью — это суровая мера наказания, основанная исключительно на высказанном им личном мнении о необходимости соблюдения определенных юридических процедур в целях соблюдения принципа верховенства закона. Если  лишение его адвокатского статуса дополнительно ещё мотивировано и тем, что он представлял интересы г-на Бабарико и г-жи Колесниковой, то это может расцениваться как запугивание, преследование и неправомерное вмешательство в адвокатскую деятельность в нарушение всех вышеуказанных принципов.

Право на дисциплинарное разбирательство и санкции в соответствии с законом.

Основные принципы ООН требуют того, чтобы «[все] дисциплинарные разбирательства [в отношении представителей юридической профессии] определялись в соответствии с кодексом профессионального поведения, и другими общепризнанными стандартами и профессиональной этикой юриста. Кроме того, они требуют чтобы подобного рода разбирательства были вынесены на рассмотрение независимого органа. [44]

Положение о лицензировании, на основании которого Комиссия инициировала разбирательство в отношении  г-на Пыльченко, было неправомерно применено в данном случае. Соответствующая процедура прекращения статуса адвоката закреплена в Законе об адвокатуре и адвокатской деятельности, в котором определено то, что именно соответствующая территориальная коллегия адвокатов должна рекомендовать и контролировать любые процедуры, связанные с прекращением адвокатской деятельности. [45] Соответственно, в свете соблюдения норм белорусского законодательства, Минская городская коллегия адвокатов являлась единственным надлежащим органом, уполномоченным рекомендовать применение какие-либо дисциплинарных мер в отношении г-на Пыльченко.[46] Тем не менее, Комиссия приняла решение лишить г-на Пыльченко адвокатского статуса и его лицензии, [47] что противоречит как самому белорусскому законодательству, так и является нарушением международных правовых стандартов, и, кроме того, ущемляет право г-на Пыльченко на независимое судебное разбирательство.

Право на представительство адвоката.

МПГПП гарантирует право на помощь адвоката, включая право «каждого обвиняемого в уголовном преступлении […], на сношение с адвокатом по своему выбору и усмотрению».[48] Конституция Беларуси также предусматривает то, что у каждого человека есть право воспользоваться помощью адвоката в любое время.[49]

Представляется вероятным, что лишение г-на Пыльченко адвокатского статуса было, как минимум частично, мотивировано тем, что он представлял интересы г-на Бабарико и г-жи Колесниковой. Это соответствует документально подтверждёнными фактам запугивания адвокатов, представляющих оппозиционных деятелей в Беларуси во время последних выборов (см. выше). Лишение адвокатского статуса сразу же лишило г-на Бабарико и г-жу Колесникову права на защиту адвоката по их выбору. Это также повысило вероятность того, что другие адвокаты откажутся заниматься такими делами, т.к. если они возьмутся за эти дела, это может лишить их ппрофессии, что вызовет серьёзную обеспокоенность по поводу состояния дел с правом на обеспечение эффективной юридической помощи для любого обвиняемого, вовлеченного в дело с чувствительным политическим контекстом.

Заключение.

По всей вероятности, г-н Пыльченко, был подвергнут наказанию за то, что он представлял интересы политиков из рядов оппозиционеров, а также за свое стремление поддержать целостность демократического процесса, посредством выступлений против фактов нарушений во время выборов, а также выступая против пыток, применяемых в отношении протестующих граждан. Вместо того, чтобы выразить ему благодарность за отстаивание наивысших идеалов представителей юридической профессии, а также за защиту Конституции, его лишили адвокатского статуса и лицензии, да еще и в такой манере, которая, является нарушением норм и стандартов как национального, так и международного права, что в свою очередь наносит еще более сокрушительный удар попытке сохранить принцип верховенства закона в Беларуси. В свою очередь, лишение его адвокатской лицензии также может представлять собой нарушение основных прав человека г-на Пыльченко, прав его клиентов, а также тех основополагающих, уже упрочившихся и применяемых на протяжении длительного времени принципов независимости юридической профессии.

[1] Данный отчет был подготовлен штатными юристами и экспертами, работающими на добровольных общественных началах в Центре по Защите Прав Человека Американской Ассоциации Юристов / АВА, и он отражает лишь их точку зрения. Он не был одобрен Палатой Делегатов, или Советом Управляющих Американской Ассоциации Юристов и поэтому его не следует истолковать в качестве документа, отражающего общую политику Американской Ассоциации Юристов в целом. Кроме того, ничто в данном отчете не следует рассматривать в качестве юридической консультации по отдельно представленному, конкретному делу..

[2] Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Доклад докладчика ОБСЕ в рамках Московского механизма в связи с сообщениями о нарушении прав человека в контексте президентских выборов 9 августа 2020 г. в Беларуси, No. 358/2020, 5 ноября 2020, https://www.osce.org/files/f/documents/7/9/469542.pdf.

[3] Таня Локшина, Люди стремятся к переменам в Беларуси. Вместо этого их безжалостно избивают и арестовывают, HUMAN RIGHTS WATCH ( от 14 августа 2020 г.): https://www.hrw.org/news/2020/08/14/people-are-seeking-change-belarus-instead-theyre-being-mercilessly-beaten-и; БИ-БИ-СИ / BBC, Выборы в Беларуси: «Широко распространенные массовые пытки», которым подвергались протестующие, заключенные в тюрьмы» (от 14 августа 2020 г.),  https://www.bbc.com/news/world-europe-53773534; Таня Локшина, Ковер из человеческих тел: тяжкое испытания, выпавшие на долю одной женщины, находящейся в заключении в Беларуси, Human Rights Watch (от 18 августа 18, 2020 г.), https://www.hrw.org/news/2020/08/18/carpet-bodies-one-womans-ordeal-detention-belarus; Иван Нечепуренко и Антон Трояновский, Массовые избиения и задержания граждан в Беларуси, в то время как президент цепляется за власть, New York Times (от 13 августа 2020 г.) https://www.nytimes.com/2020/08/13/world/europe/beatings-detentions-belarus-lukashenko.html.

[4] Елена Толкачева, Юрист: Генеральный прокурор должен отстранить от должности главу МВД, его заместителей и главу ИВС, канал «TUT.BY» (от 14 августа 2020 г.), https://news.tut.by/economics/696651.html.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Там же.

[8] См. Заключение Квалификационной комиссии по вопросу о юридической практике в Республике Беларусь (от 15 октября 2020 г.), №8 [далее по тексту - Заключение квалификационной комиссии].

[9] См. Мэтью Холройд / Matthew Holroyd, «Похищенная Колесникова сказала, что уедет из Беларуси живой или мертвой», «Евроновости» / EURONEWS (от 10 сентября 2020 г.), https://www.euronews.com/2020/09/10/abducted-kolesnikova-told-she-was-leaving-belarus-dead-or-alive-.

[10] «Евроновости» / Euronews, согласно поступившим сообщениям адвокаты представителей оппозиции: Максим Знак и Илья Салей, были задержаны в Беларуси (от 9 сентября 2020 г.),  https://www.euronews.com/2020/09/09/maxim-znak-another-opposition-activist-reportedly-detained-in-belarus.

[11] Александр Пыльченко, Заметки о заседании Квалификационной комиссии от 15 октября 2020 г. (в досье у автора) [далее по тексту: Заметки Пыльченко по делу].

[12] Там же.

[13] Более подробно о роли и о недостаточной независимости Квалификационной комиссии см. Межд. Федерация по Правам Человека и Др./ Int’l Federation For Rights Rights еt аl., Беларусь: Контроль над адвокатами представляет угрозу правам человека (от 12 сентября 2018 г.), https://www.osce.org/files/f/documents/3/d/393788_1.pdf.

[14] Заметки Пыльченко по делу, см. примечание 11 выше.

[15] Там же.

[16] Там же.

[17] Там же.

[18] Там же; Заметки наблюдателей ABA, проводивших мониторинг на слушании, проводимом 26 ноября 2020 г. [далее по тексту - Заметки монитора ABA].

[19] Там же.

[20] Заключение квалификационной комиссии, см.  примечание 8 выше.

[21] Там же.

[22] См. там же. Также см. Жалоба Александра Пыльченко по Обжалованию постановления Министерства Юстиции от 16 октября 2020 г. (от 11 ноября 2020 г.) [далее по тексту - Жалоба Пыльченко по делу].

[23] Письмо из Минюста г-ну Пыльченко, сообщающее о прекращении действия адвокатской лицензии г-на Пыльченко (16 октября 2020 г.). Также см. Белорусское телеграфное агентство (“БелТА”),  Адвокаты Леванчук и Пыльченко лишились своих адвокатских лицензий  из-за клеветнических действий, порочащих имя института адвокатуры – Министерство Юстиции ( от 15 октября 2020 г.), https://www.belta.by/society/view/advokaty-levanchuk-i-pylchenko-lishilis-litsenzii-iz-za-diskreditirujuschih-dejstvij-minjust-411183-2020/.

[24] Жалоба Пыльченко по делу, см. примечание 22 выше.

[25] Там же.

[26] Там же.

[27] Там же.

[28] См. заметки монитора ABA, см. примечание 18 выше.

[29] Там же.

[30] Там же.

[31] Закон Республики Беларусь - Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь 334-З от 30.12.2011 г. Статья 24(2), https://kodeksy-by.com/zakon_rb_ob_advokature.htm [далее по тексту - Закон об адвокатуре].

[32] Заключение квалификационной комиссии, см. примечание 8 выше.

[33] Жалоба Пыльченко по делу, см. примечание 22 выше.

[34] Там же.

[35] Конституция Беларуси стат. 33.

[36] Международный пакт о гражданских и политических правах, открытый для подписания 16 декабря 1966 г., U.N. Doc. а / 6316, 999 U.N.T.S. 171 (вступил в силу 23 марта 1976 г.) [далее по тексту - МПГПП] статья 19.

[37] Основные принципы ООН, касающиеся роли юристов, принятые 8-м Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (от 7 сентября 1990 года) [далее по тексту - Основные принципы ООН], принцип 23.

[38] См. жалоба Пыльченко по делу, см. примечание 22 выше.

[39] Основные принципы ООН, см. примечание 37 выше, принцип 16.

[40] Международная ассоциация адвокатов / IBA, Международные принципы поведения представителей юридической профессии, утвержденные 25 мая 2019 года Советом Международной ассоциации юристов, 1.1 Руководящие принципы.

[41] Там же, 1.2 Пояснительная записка.

[42] Закон об адвокатуре, см. примечание выше 31, статья 16(1).

[43] Там же, стат. 16(2)

[44] Основные принципы ООН, см. примечание 37 выше, принципы 28 и 29.

[45] Закон об адвокатуре, см. примечание выше 31, статья 22(4).

[46] Там же; Основные принципы ООН, примечание выше 37, принцип 28. См. также: Заметки Пыльченко по делу, примечание выше 11.

[47] Заключение квалификационной комиссии, примечание выше 8. См. также Жалоба Пыльченко по делу, примечание выше 22.

[48] МПГПП, примечание выше 36, статья 14.

[49] Конституция Беларуси статья 62.